10 февраля

  • 125 лет со дня рождения Бориса Пастернака
  • пастернакБорис Пастернак  (1890–1960) – классик русской литературы XX века, поэт, прозаик и переводчик, лауреат Нобелевской премии по литературе   (1958). Родившийся в интеллигентной московской семье, сначала изучал музыку в Московской Консерватории, затем учился философии в Московском и Магдебургском университетах. Вернувшись из Германии,  Борис знакомится с московскими литературными кругами, примыкает к содружеству футуристов «Центрифуга», но вскоре выходит на самостоятельный поэтический путь. Программная книга поэта «Сестра моя жизнь» вышла в Москве в 1922 г. В 1930 г. он пишет автобиографические заметки «Охранная грамота», где излагает свои принципиальные взгляды на искусство и творчество. Огромную роль в жизни Пастернака сыграла Грузия, дружба с грузинскими поэтами  Паоло Яшвили, Тицианом Табидзе и др. Переводы грузинской поэзии заняли значительное место в его творчестве.

    Во второй половине 30-х гг. в стране начинается полоса преследований и репрессий, в которой гибнут оба его грузинских друга, а другие, в частности Анна Ахматова и члены ее семьи, – подвергаются гонениям по политическим мотивам. Пастернак также подвергся ожесточенной критике за «мировоззрение, не соответствующее эпохе» и вынужден был на долгие годы замолчать. Он пишет главную прозаическую книгу своей жизни – «Доктор Живаго» –  и интенсивно занимается переводами, прежде всего классики: «Фауста» Гете, «Марии Стюарт» Шиллера, многих трагедий Шекспира. Его отличало политическое мужество: в 1935 г. Пастернак заступился за мужа и сына Ахматовой, которые были освобождены из тюрьмы после писем Сталину – ее и Пастернака. В 1937 г. он отказывается подписать письмо с одобрением расстрела Тухачевского и других, демонстративно посещает дом репрессированного Пильняка. Публикация за границей «Доктора Живаго» в 1957 г. вызвала настоящую травлю писателя со стороны руководства творческих союзов и привела к его исключению из Союза писателей. Присуждение же поэту Нобелевской премии по литературе в 1958 г. еще больше подлило масла в огонь, и он был вынужден отказаться от премии. Она была вручена сыну поэта только после его посмертной реабилитации в 1987 г.

    Умер Борис Пастернак в 1960 г. на своей даче в подмосковном Переделкино, где сейчас действует Музей поэта. Другой музей имеется в Чистополе,  где семья поэта провела годы эвакуации (1941–1943).

    Переводческое наследие поэта огромно. Он переводил стихи Поля Верлена, Уильяма Шекспира. Джорджа Гордона Байрона, Перси Биши Шелли, Джона Китса, Райнера Марии Рильке, Иоганна Вольфганга Гёте, Ганса Сакса, Георга Гейма, Шандора Петёфи, Рабиндраната Тагора, Рафаэля Альберти, Юлиуша Словацкого, Болеслава Лесьмяна, Витезслава Незвала и нескольких грузинских поэтов.

    Приводим его перевод стихотворения «Завещание» Юлиуша Словацкого.

     

    МОЕ ЗАВЕЩАНИЕ

     

    С вами жил я, и плакал, и мучился с вами.
    Равнодушным не помню себя ни к кому.
    А теперь, перед смертью, как в темном предхрамье,
    Головы опечаленной не подниму.

    Никакого наследства я не оставляю
    Ни для лиры умолкнувшей, ни для семьи.
    Бледной молнией имя мое озаряя,
    Догорят средь потомства творенья мои.

    Вы же, знавшие близко меня, расскажите,
    Как любил я корабль натерпевшийся наш,
    И до этой минуты стоял на бушприте,
    Но тону, потому что погиб экипаж.

    И когда-нибудь, в думах о старых утратах,
    Согласитесь, что плащ был на мне без пятна.
    Не из милости выпрошенный у богатых,
    А завещанный дедом на все времена.

    Пусть друзья мое сердце на ветках алоэ
    Сообща как-нибудь зимней ночью сожгут
    И родной моей матери урну с золою,
    Давшей сердце мне это, назад отнесут.

    А потом за столом пусть наполнят бокалы
    И запьют свое горе и нашу беду.
    Я приду к ним и тенью привижусь средь зала,
    Если узником только не буду в аду.

    В заключенье — живите, служите народу,
    Не теряйте надежды, чтоб ночь побороть.
    А придется, каменьями падайте в воду
    В светлой вере: те камни кидает господь.

    Я прощаюсь со считанною молодежью,
    С горстью близких, которым я чем-либо мил.
    За суровую долгую выслугу божью
    Неоплаканный гроб я с трудом заслужил.

    У какого другого хватило б порыва
    Одиноко, без всякой подмоги чужой,
    Неуклонно, как кормчие и водоливы,
    Править доверху душами полной баржой.

    И как раз глубина моего сумасбродства,
    От которой таких навидался я бед,
    Скоро даст вам почувствовать ваше сиротство
    И забросит в грядущее издали свет.

     

    Перевод Бориса Пастернака