Лозинский Михаил Леонидович

Лозинский

Михаил Леонидович Лозинский (1886–1955). На главной улице Гатчины есть красивый двухэтажный особняк, в котором помещается подшефная школа гатчинского Педагогического колледжа им. К.Д.Ушинского. На здании висит таблица, говорящая о том, что в нем родился «известный поэт и переводчик» Лозинский. На самом же деле Михаил Леонидович Лозинский — один из величайших русских переводчиков ХХ века. Если верны слова Пушкина, что переводчики — почтовые лошади просвещения, то Лозинского правильнее было бы назвать крылатым Пегасом русского просвещения. «В трудном и благородном искусстве перевода Лозинский был для двадцатого века тем же, чем был Жуковский для века девятнадцатого» — сказала о нем Анна Андреевна Ахматова.

Михаил Лозинский вначале выступал как поэт (сборник стихов «Горный ключ», 1916). Начиная с 1920 г., занимался исключительно переводами. Активно работал над произведениями  западноевропейской классики: Шекспир,  Сервантес, Мольер,  Корнель,  Лопе де Вега, Р. Роллан и литературы народов СССР (Фирдоуси, Саят-Нова,  Н. Бараташвили).  Наиболее крупная работа Лозинского, его поэтический подвиг —  перевод «Божественной комедии» Данте (1939–1945). За этот перевод был награжден  Сталинской премией 1 степени  (1946).

Все вспоминающие о Лозинском отмечают его требовательность к себе, граничащее с героизмом трудолюбие, исключительную обаяние его личности. Пожалуй, лучше всех сказала о нем народная артистка России Мария Бабанова: «Никогда и ни у кого я не встречала такого обаяния, такой благородной скромности». Михаил Леонидович был Человеком с большой буквы,  и слова переведенного им стихотворения Редьярда Киплинга «If», кажется, относятся к нему самому:

 

ЗАПОВЕДЬ

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор Вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твоё же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен всё воссоздавать с основ.

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту всё, что накопил с трудом,
Всё проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том;
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно всё пусто, всё сгорело.
И только Воля говорит: "Иди!"

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и твёрд с врагами и с друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег, —
Тогда весь мир ты примешь, как владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Перевод Михаила Лозинского