«Поэтический глобус» им. Ильи Фонякова
Выпуск 6. РЫШАРД УЛИЦКИЙ (Польша) в переводах Екатерины Полянской

Рышард Улицкий, Союз переводчиков России, Ленинградское региональное отделение Рышард Улицкий родился в 1943г. в Лодзи, с 1949 г. — житель Кошалина. Он известный поэт, прозаик, журналист, автор более 800 текстов польских и цыганских песен (в том числе знаменитой песни «Разноцветные ярмарки»), автор многочисленных поэтических и прозаических книг, редактор общественно-культурного журнала «Ежемесячник».

В течение нескольких лет — член Польского Сейма и Комитета по радио и телевидению. Член президиума Союза Писателей Польши.

Из цикла «МОЙ ГОРОД»

Публикуемые ниже стихотворения взяты из сборника стихов Рышарда Улицкого «Мой город» (2002). Речь в нем идет о Кошалине — родном городе поэта.

 

 

 


"В опустевших казармах..."

Рышард Улицкий
Перевод: Полянская Екатерина Владимировна

***

В опустевших казармах
на окраине города
ветер истории
пахнет ваксой и смазкой ружейной.
Полно тут железных коек,
помнящих
напряжённые чресла тысяч солдат разных армий,
рождённых для жизни,
но зачарованных тайной
государственных интересов
и готовых к убийствам и смерти.

 Теперь, когда опустели казармы,
никто не знает, что с ними делать.
Согласиться ведь трудно,
что кровь проливалась впустую.
Ведь око за око  и зуб за зуб –
извечный порядок вещей.

 Истинные патриоты хотят
разместить здесь тюрьму.
Её несложно заполнить солдатами,
когда пробьёт час испытаний.

Далее >>>>>


"Почти что полвека..."

Рышард Улицкий
Перевод: Полянская Екатерина Владимировна

***

Почти что полвека
стоял на центральной площади
памятник .
В камне застыли
русский солдат с ППШ,
ребёнок и голубь.
Тот голубь в детской руке –
он был наименее шустрой
птицею в городе.

Люди
долго не задавались вопросами –
цветы приносили, поддерживали огонь.
И всё это время
за  спиною красноармейца
лежали два льва,
оставшиеся от немцев.

Они стерегли.
А если бы ожили вдруг,
то им бы хватило прыжка…
И лучше не думать,
что могло бы тогда случиться.

Но однажды
                        приехал кран,
и на землю
пал ещё один неизвестный солдат.
Пьедестал опустел.
Всколыхнулась история.

А добрым людям некогда было подумать:
Ну ладно, солдат есть солдат…
Но при чём тут ребёнок и голубь?

Далее >>>>>


"В один год, в один месяц и день..."

Рышард Улицкий
Перевод: Полянская Екатерина Владимировна

***

В один год, в один месяц и день
и в час тот же самый
двое упали с крыши.
Один был тверёз,
а другой – в стельку пьяный.
Трезвый умер на месте,
а  пьяному – ну хоть бы что.

Этот факт прославил наш город
на родине и за границей.
А кровавый след на асфальте –
предостережение
трезвенникам закоренелым.
Спасённый был выгнан с работы,
зато стал примером живым
«пьяного счастья».
И теперь уж не надо ему
корячиться кровельщиком,
чтоб заработать на водку.
Напротив –
каждый желает с ним выпить.
И проставляется.
Да и правду сказать – уж кому,
как ни пьяницам очень нужны
ободряющие примеры
того, что и в их положении
есть всё же светлые стороны.

Далее >>>>>


"История нашего города имеет свою историю..."

Рышард Улицкий
Перевод: Полянская Екатерина Владимировна

* * *

История нашего города имеет свою историю.
Раз – лучше, раз – хуже…
Смотря кто напишет.

Бывали у нас летописцы побед
и хроникёры пожаров.
Они были наиважнейшими,
ведь только лишь эти события –
истинные цезуры
в теченье истории.

Это они
пылают и триумфуют
над серыми буднями
\целых эпох и столетий.

Это они –
вечный источник
вдохновеннейших споров
и диспутов
о том, кто победил,
и – кто поджёг.

Любопытно, что победители,
 равно, как и поджигатели
легче входят в историю,
нежели строители города,
ведь строительство редко бывает
возвышенным актом.

А недавно,
когда начинали строительство нового банка
в том месте, где должен был быть
камень краеугольный
случайно отрыли
отхожую яму времён эдак средневековья.
Стройку тут же остановили
и  с благоговением
стали копаться, чтобы потом изучить,
что выделяют
                         потроха эпох
и столетий.

Далее >>>>>


О РЫШАРДЕ УЛИЦКОМ

Екатерина Полянская

Есть люди, общаясь с которыми, чувствуешь, как светлеет мир вокруг, и твои проблемы как-то вдруг отступают, бледнеют и больше не кажутся такими уж страшными и неразрешимыми. Такие люди словно бы излучают в пространство энергию веселья и радости, даже если их собственная жизнь вовсе не проста. Мне очень повезло в жизни, я встретила одного такого человека. Это — Рышард Улицкий. Познакомил меня с ним на Фестивале поэзии в Варшаве  известный польский поэт Марек Вавжкевич. Мне крепко пожал руку невысокий, плотный человек, который, несмотря на вполне обычные габариты, казалось, тут же занял всё пространство вокруг. И оно, это пространство, обрадовалось!

Он  рассказывал что-то интересное, шутил по-польски и по-русски, хохотал громогласно и заразительно. А когда он хохотал, то и все вокруг смеялись, а вернее, смеялось всё — даже воздух и водка в стаканах. И жизнь казалась не такой уж безысходной, а, напротив — очень даже хорошей, и мир — прекрасным. Рышард как-то очень много успевал, не производя при этом впечатления суетливости. Потом выяснилось, что он действительно безумно много успел в жизни — он и поэт, и прозаик, и публицист, и камнерез, и в польском сейме заседал, и даже, не будучи цыганом по крови, ухитрился получить титул «почетного цыганского старосты», причём совершенно заслуженно.

 А потом он взял гитару и запел. И запел он не что-нибудь, а «Разноцветные ярмарки», песню, хорошо известную в нашей стране по исполнениям Марыли Родович и Валерия Леонтьева. Но тут было совсем другое.  В исполнении Рышарда это была ПЕСНЯ. Ты там был, на этой ярмарке. Ты, раскрыв рот, слушал и глазел на это чудо, смеялся  до слёз, а потом плакал от неведомой и прекрасной печали. И всё это было там, — в песне. Когда я поделилась этим с Вавжкевичем, он сказал: «Ну, ещё бы! Ведь Рышард — автор этой песни. И ещё многих». Вот тебе на! Автор «ярмарки» живьём. Потом Улицкий пел ещё, и это было здорово. А потом он поставил диск Марка Бернеса со старыми  русскими  песнями, в том числе — военными. Бернес пел, а он тихо слушал, и по его круглому бородатому лицу текли настоящие слёзы — ведь Рышард жил в песнях.

На прощание Улицкий подарил мне книжку стихов «Мой город». Я начала читать её ещё в поезде, и вдруг незаметно очутилась в этом городе — небольшом, старинном, многократно переходившем из рук в руки, по улицам которого, словно тени, бродят грустные и смешные воспоминания. И я почувствовала это, как бывает, когда читаешь хорошую и близкую, созвучную тебе книгу. И мне захотелось, чтобы в этом городе побывал ещё кто-нибудь… Перевод  родился так же естественно, как рождаются собственные стихи.

Далее >>>>>


РАЗНОЦВЕТНЫЕ ЯРМАРКИ

Рышард Улицкий
Перевод: Нехай Анатолий Петрович

Если б вспомнить захотелось
все года, что миновали,
подсчитать, что не успелось,
а что черти взяли,
что само из рук уплыло,
что забрали силой,
то итог бы был известным,
но скажу вам честно,
мне особенно жаль…

Ярмарок цветастых,
мотыльков глазастых,
серебряных хлопушек,
сладких пряничных избушек,
петушков драчливых,
коней белогривых,
и помадок липких,
и шаров на нитке.

Столько в жизни было дела,
вот и осень на пороге,
столько мимо пролетело,
так грустны итоги…
Но игрушечному раю я не изменяю,
и медовый этот пряник
все мне сердце ранит,
и по-прежнему жаль…

Ярмарок цветастых,
мотыльков глазастых,
серебряных хлопушек,
сладких пряничных избушек,
петушков драчливых,
коней белогривых,
и помадок липких,
и шаров на нитке…

Далее >>>>>