«Поэтический глобус» им. Ильи Фонякова
Выпуск 2. КАНАДСКИЕ ФРАНКОЯЗЫЧНЫЕ БАРДЫ в переводах Анны Ямпольской

Даниэль ЛевуаКанадский певец, композитор, пианист Даниэль Лавуа известен в нашей стране прежде всего как исполнитель ролей в мюзиклах «Notre-Dame de Paris» и «Le Petit Prince». Многие слышали его песню «Ils s'aiment», звучавшую в нашумевшем спектакле Романа Виктюка «Служанки» или знаменитый англоязычный хит «So long». Вот, пожалуй, и всё, что знает об этом замечательном артисте широкая публика.

Однако этим творчество Даниэля не исчерпывается. Двадцать два авторских альбома, музыка для кино и для других исполнителей — Даниэлю неинтересно повторяться. Он снимался в фильмах, играл в мюзиклах, пел с симфоническим оркестром, с большим хором… Даниэль блестяще перепевает чужие хиты и к каждому концерту до неузнаваемости переделывает аранжировки собственных песен. С 2010 года у певца появилась новая ипостась: ведущий Радио-Канада. В своей еженедельной авторской передаче он ставит самую разнообразную музыку — классику, этнику, джаз. Даниэль никогда не считал себя поэтом и часто сетовал на недостаточную литературную ценность собственных текстов, предпочитая писать песни на стихи других.

Однако в конце прошлого года он немало удивил своих поклонников, выпустив книгу «Finutilités» (это так же непереводимо, как «Амаркорд» Феллини: сплетённые вместе «хрупкость», «конечность», «полезность» и «бесполезность») с подзаголовком «Тексты, которые не могут быть спеты». Песня «Под кедрами» — из альбома «Доктор Нежность» (2007), в котором певец впервые после долгого перерыва вернулся к собственным стихам.

***

Феликс ЛеклерФеликс Леклер (1914–1988) — культовый канадский (квебекский) бард. Радиоведущий, драматург и писатель, он сочинял песни, которые, казалось бы, имели ценность только в кругу друзей. Однажды эти песни почти случайно услышал знаменитый французский продюсер Жак Канетти, приехавший в Канаду в поисках новых талантов. Видавший виды продюсер был потрясён — такого он не слышал ещё никогда!..

36-летний писатель, вполне успешный автор книг и пьес, пустился в новое приключение — отправился на гастроли во Францию. В то время звёзды французской эстрады пели исключительно о любви, под оркестр. Появление на парижской сцене Феликса Леклера с гитарой, в сапогах и клетчатой куртке лесоруба; а главное — с его песнями, парадоксальными и «негламурными», произвело сперва шок, а затем настоящий фурор. Многие из тех, кого мы сегодня считаем столпами французской песни, признавались, что именно услышав Леклера, они поняли, как надо писать! До конца жизни Леклера больше любили во Франции, чем в родной Канаде. Хотя и там он не был обижен — высшая квебекская музыкальная премия называется «Феликс» именно в его честь.

Пьер Мак-Орлан писал о Феликсе Леклере: «Его лиризм сделан из той же материи, что и его страна… Его песни волнуют, ибо они человечны… Такие диски принадлежат книжному магазину».


Под кедрами

Даниэль Лавуа
Перевод: Ямпольская Анна Владленовна

Под сенью леса благодать.
Под юбкой сути не видать.
Под одеялом время лечит от невзгод.
Под луной сияет ночь.
Судьбу мольбой не превозмочь.
Под тьмой одежд таится ад и скука ждёт.

А под скукой скрыта лень.
Дождливых дней бездумна сень.
Под нежным словом скрыты мужество и стыд.
Под кожей – кровь, под криком — страх,
А под печалью, что в глазах,
Сокрыто счастье, но оно так крепко спит!..

Посреди — жратвы запас,
И уйма слов, и прорва ласк,
Посреди — тугой живот, упругий зад.
Посреди — желаний зуд,
И фразы клятв, что не спасут,
И солнца свет, и жаркий полдень, и закат…

Вершин деревьев строгий хор
Вершит серьёзный разговор.
Чем выше влезть, тем совершенней будет вид.
А выше сердца голова,
Прикрыта кепкою едва,
А что под кепкой?
Целый мир, который скрыт!

В небесной выси — россыпь звёзд,
Над горизонтом — альбатрос:
Прекрасней нет, чем белый цвет его крыла.
Кривая ветка в вышине
И шаткий плотик на волне —
Чтоб удержаться, если мир накроет мгла.

Посреди — жратвы запас,
И уйма слов, и прорва ласк,
Посреди — тугой живот, упругий зад.
Посреди — желаний зуд,
И фразы клятв, что не спасут,
И солнца свет, и жаркий полдень, и закат…

В небесной выси — россыпь звёзд,
Над горизонтом — альбатрос:
Прекрасней нет,
Чем белый цвет
Его крыла…

Далее >>>>>


Без вины виноватые

Феликс Леклер
Перевод: Ямпольская Анна Владленовна

Один весьма солидный житель здешних мест
Любил весеннею порой бродить окрест.
Он слушал ветер, пенье птиц и шум весны,
И философствовал, взойдя на валуны.
Однажды утром он, гуляя вдоль болот,
Был незнакомыми людьми взят в оборот.
Один из них галантно взял под козырёк
И извинившись, очень вежливо изрёк:
Месье, месье, пройдёмте-ка в тюрьму!
Вопросы ни к чему! Где ваш диплом?
Идём в казённый дом!
Здесь философствовать нельзя,
За это санкции грозят!
Где разрешенье? Где печать?
Теперь придётся отвечать!
А ну, молчать!

Ти-Жан Латур, крутя педали, поспешал
К своей Мими, и во всю глотку распевал,
Он распевал те песни, что сложил он сам,
Те, что неведомы издательским домам.
Но так и не доехав до своей Мими,
Задержан был вооружёнными людьми,
Они, на мушку взяв поэта-простака,
Такую речь ему толкнули свысока:
Ти-Жан, Ти-Жан, ты что распелся тут?
Без спросу не поют!
Где твой патент?
Давай-ка документ!
Коль разрешенье не дано,
Так значит, петь запрещено!
Пойдём в тюрьму, Ти-Жан, браток,
Раз ты артистом стать не смог, не пой, дружок!

В тюрьме Ти-Жан и этот житель здешних мест,
Почти два года продолжался их арест.
Когда же их освободили из тюрьмы,
То не поверите вы, что узрели мы:
Учёный муж и славный менестрель,
Довольные вполне.
Гремела слава их по всей стране.
Но местный житель в тот же миг
Пустился в поле напрямик,
В то время как простак Ти-Жан,
Горланя песню, побежал
К своей Мими.

Далее >>>>>